?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Интермедия поэтическая

Вполне живой, здоровый ровно в меру наличествующей депрессии автор имеет сказать, что давно здесь поэзии не уделял внимания и решил "исправиться" :).
Увы - с рождения и до сей поры я не изыскала способа нормального взаимодействия со здешним меняющимся круглый год световым днём и знаю лишь два способа страдатьнаслаждаться белыми ночами - или бессонница и плывущий непрестанный тахикардический бред кофеинового кайфа целый день, либо сон и полусонное депрессивное шевеление, похожее на анабиоз...
Посему стихи невесёлые.
Я впервые их прочитала в поздние школьные годы в журнале "Иностранная литература" - оттуда вылез и вторгся в мою голову Теодор Крамер.
Почему именно это - сложно сказать. То ли это было первым, что запомнилось до состояния "наизусть" сразу... То ли - сто лет искала повод, а не подворачивалось. То ли michletistka со своими пятничными историями про отравительниц (хотя это история совсем не про то). И вот - вынужденная неспособность своих слов подтолкнула. Это безотрадный мир - без хороших людей...
И ещё - у меня рука не поднимается резать стих и совать под кат. Это как от человека руки-ноги отпиливать. Так что - вот. Ужасайтесь. Прошу к столу.

Теодор Крамер
МАРТА ФЕРБЕР

Марту Фербер стали гнать с панели -
вышла, мол, в тираж, - и потому
нанялась она, чтоб быть при деле,
экономкой в местную тюрьму.
Заключенные топтались тупо
в камерах, и слышен этот звук
был внизу, на кухне, где для супа
Марта Фербер нарезала лук.

Марта Фербер вдоволь надышалась
смрада, что из всех отдушин тек,
смешивая тошноту и жалость,
дух опилок, пот немытых ног.
В глубину крысиного подвала
лазила с отравленным куском;
суп, что коменданту подавала,
скупо заправляла мышьяком.

Марта Фербер дождалась, что рвотой
комендант зашелся; разнесла
рашпили по камерам: работай,
распили решетку - все дела.
Первый же, еще не веря фарту,
оттолкнул ее, да наутек, -
все, сбегая, костерили Марту,
а последний сбил кухарку с ног.

Марта Фербер с пола встать пыталась;
воздух горек сделался и сух.
Вспыхнул свет, прихлынула усталость,
сквозняком ушел тюремный дух.
И на скатерть в ядовитой рвоте
лишь успела искоса взглянуть,
прежде, чем в своей почуять плоти
рашпиль, грубо распоровший грудь.
(Пер. Е. Витковского)

Попка – не дур-р-р-рак!

Я хочу рассказать вам историю попугая. Замечательного говорящего попугая, в своём роде героя своего времени. Попугая, пользовавшегося некогда огромной известностью, восхищавшего Людовика XV и Фридриха II, осенившего своим крылом Пушкина и Жака Оффенбаха… Попугая, который… никогда не существовал на самом деле – он был плодом фантазии поэта. А потому я расскажу и об его создателе. Помнит ли его теперь у нас кто-нибудь, кроме комментаторов Пушкина? Помнит ли кто «прелестного поэта», члена Французской Академии, вложившего в уста одного из своих героев фразу, которая послужит позже девизом и другой литературной героине – маркизе де Мертёй, и вполне реальным членам кружка «Арзамас», и не менее прелестного человека?

Луи Токе "Портрет Жана-Батиста-Луи Грессе", ок. 1750.


Старший из 10 детей в семье чиновника, Жан-Батист-Луи Грессе родился в Амьене в 1709 году. Способный мальчик учился в амьенском иезуитском коллеже, пропустить подающего надежды ученика отцы-иезуиты не могли. Впрочем, у него, видимо, и выбор был не велик – куда ещё податься? Его уговорили – в 1726 году, семнадцати лет, он вступил в орден иезуитов, два года провёл послушником в Париже, а потом, как положено, начал преподавать – грамматику, потом и риторику, в Мулене, Туре, наконец, Руане. Именно там он, рифмовавший по всякому поводу и без оного, и сочинил, видимо, «Вер-Вера» - поэму о попугае из женского монастыря.
Шарль Нодье в предисловии к сочинениям Грессе, изданным в 1839 году, заметил, что опубликуй Грессе первым любое другое своё произведение, это был бы «потерянный талант». Но Грессе оказался прав – «В двадцать четыре года он дебютировал "Вер-Вером", и "Вер-Вер" – шедевр в своём маленьком жанре, ибо нет малого жанра, который не мог бы быть возвеличен, если произведение сделано искусно. <…> "Вер-Вер" – всего лишь упражнение в остроумии, и "Вер-Вер" бессмертен».

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ПОПУГАЕМ И ЧЕРЕЗ НЕГО - С ЕГО АВТОРОМCollapse )

Есть, впрочем, слух, что тень почтенной птицы
Оставила немую сень гробницы,
И попочка не только что живёт
До наших дней в чертах иной черницы,
Но до скончанья века не умрёт:
Закон метампсихозы исполняя,
Он из сестры в сестру перелетая,
В их образах хранит из рода в род
И болтовню и душу попугая.
Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы...
(Н. Гумилёв)


Весёлой сказки на ночь у меня для вас нет. Есть страшная. И не совсем сказка...

В Чикаго, в музее естественной истории есть пользующаяся неизменным успехом витрина. В ней - два чучела зверей породы кошачьих и несколько фотографий.


Эти двое львов - самцы, хотя гривы у них и нет. В Кении, откуда они родом, в Национальном парке Цаво, до сих пор водятся такие львы, безгривые и малошерстяные...
В самом конце XIX века эти двое застопорили на несколько недель строительство угандийской железной дороги. Впрочем, возможно, охотник, чьей милостью они стоят ныне в музее, кое-что в своих воспоминаниях о тех событиях присочинил ;) И уж тем более немало присочинили в Голливуде создатели основанного на этих самых воспоминаниях оскароносного фильма "Призрак и Тьма".
Однако то, что кровавая драма на строительстве железной дороги имела место, - чистая правда.
Как построить мост через рекуCollapse )

Шарлотта и её братья

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Сегодняшний текст я перевела "на заказ" и вывешиваю по просьбе. Впрочем, на эту просьбу я сама в некоторой степени нарывалась. Будем полоскать чужое бельё, требующее деликатного обхождения ;)

Случаются такие книги на свете: они были написаны давно и за прошедшие лет эдак сто утратили былую актуальность, однако за те же сто лет цитировались многими. А некоторые, годы спустя, знают эти книжки "с высоким индексом цитирования" только через вторые руки. Так что иногда полезно бывает вытащить такую книжку на свет божий, несмотря на все её сопровождающие "устар." и "неупотреб." :)
К числу именно таких книг, вероятно, относятся изданные в Париже в 1909 году мемуары Шарлотты Робеспьер с предисловием Эктора Флейшмана. Флейшман, историк и литератор, и сам по себе персонаж довольно занятный, однако нас сейчас интересует не он, а его предисловие. Предисловие это по размеру чуть больше самих Шарлоттиных мемуаров :). Автор поинтересовался барышней Робеспьер подробно.
А в вышедшем в 1925 году русском издании "Мемуаров" Шарлотты, в обращении к читателю А. Ольшевского, фрагмент, посвящённый собственно биографии сестры Робеспьера, представляет собой в некотором смысле краткий конспект текста Флейшмана. Уверяю вас, не пересказ, а именно конспект - теми же словосочетаниями, в том же порядке (без указания автора конспектируемого текста, ну да ладно...).
Так не пора ли нам увидеть оригинал?
Поскольку оригинал очень большой, я изъяла из него фрагмент (сильно покромсав II и III главы предисловия), содержащий в себе законченный сюжет. Собственно, тот сюжет, рассказа о котором у меня просили - историю знаменитой семейной ссоры братьев с сестрой после её приезда в Париж.
Предупреждаю - несмотря на огромные купюры, слов осталось очень много! :)
И вот ещё что. У Флейшмана много цитат, в том числе из текстов, имеющих русские переводы, прежде всего - самих "Мемуаров" Шарлотты. Цитаты из "Мемуаров" остались нетронутыми, они соответствуют изданию 1925 года, а вот письма... два ниже цитируемых письма были переведены в те же 20-е годы, переводы у них вполне сносные (хотя и не без изъянов, в одном даже что-то лишнее нашлось)), и всё-таки в письмах я, поразмыслив, решила покопаться. Поправить кой-чего в консерватории :). Не могу сказать, чтобы я их улучшила, скорее, даже наоборот ;), кое-где даже орфографических ошибок наляпала... Но того требует сюжет!
И последнее. Выражаю отдельную специальную благодарность гражданке tecca, без которой этого текста тут не было бы: именно она подбила меня на это дело и почти два месяца честно была моим категорическим императивом - пока я, наконец, не закончила ))). Ну что, граждане? Кто тут, помнится, наведывался ко мне в аську со смайлами и скандировал "Огюстен! Огюстен!"? :))) Получите-распишитесь! (В гневе он прекрасен. Впрочем, и не в гневе тоже!)...а то, что в квадратных скобках синим - это от меня...

Итак, осень 1792 года. Избранный в Конвент Огюстен и сестра его Шарлотта Робеспьер перебираются из родного Арраса в Париж...

Меня окружали милые, добрые люди, медленно сжимая кольцоCollapse )

Леди Лигейя

Это давно и сильно интересующий меня сюжет. Прекрасная новелла Эдгара По и разные её трактовки. Кто о чём - о реинкарнации, о метемпсихозе, об опиумных галлюцинациях или об убийстве мужем нелюбимой жены... Мне самой близка идея о присутствии иронического пласта в "Лигейе". Возможно, оттого, что я люблю в Эдгаре По сатирика...
Полюбопытствовав иллюстрациями к этому известнейшему рассказу, я... обнаружила крайне мало. Однако же то немногое, что нашла, покажу.
Поначалу меня удивляло столь небольшое количество иллюстративного (включая кинематографический) материала на этот великолепный, густокрасочный сюжет. А потом... потом я задумалась о том, почему "Лигейя" оказывается кинематографистам и иллюстраторам "не по зубам". Ведь, казалось бы, - какие возможности! Какой простор для фантазии! (Честно сказать, адекватным кинематографическим языком для передачи этого текста мне кажется манера, в какой Коппола снял "Дракулу" - именно со всеми абсурдистскими несоответствиями - каплями, взлетающими к потолку, искажениями пространства, манерой движения и яркими красками... А то можно было бы отдать этот сюжет Гринуэю на откуп - тоже могло бы выйти неплохо!)
А всё оттого, видимо, что не могут подобрать к этой изящной двери ключ. Не могут понять, как трактовать это великолепное безобразие.
Ладно, а теперь - к делу.
И тогда я обращал взор на огромные глаза ЛигейиCollapse )
Сегодняшний мой герой отнюдь не революционер. Даже наоборот - ретроград и консерватор. Не так часто о нем вспоминают, а меж тем он был человек умный и образованный, а еще - наставник двух наследников российского престола. И вообще личность в своем роде замечательная.
А героиня моя - его супруга.
Ибо мне они представляются довольно интересной парой.

...В Санкт-Петербурге, на Московском проспекте, в одном из дворов, рядом с Воскресенским Новодевичьим кладбищем (но все же за его территорией; кто не знает - едва ли найдет без подсказки) - могильный памятник.
29,62 КБ

Тут покоятся...Collapse )
... и все равно на титульном листе стояло "Британская энциклопудия"... (с)

Ошибки в книгах - нескончаемая тема. Порой бессмысленная, ибо что уж тут поделаешь: книга вышла, исправлять поздно. Тот, кто знает, - заметит и учтет, кто не знает - может и не заметить. Стоит ли опять об этом?  Стоит ли цепляться по мелочам? Тем  более , что и по моей вине появлялись на свет такие вот  "энциклопудии" - мне ли судить? Но, возможно, именно потому, что я до некоторой степени представляю, как выглядит процесс изнутри, я не могу не огорчатся многому. Возможно, это скверная профессиональная привычка - замечать всяческие мелочи и не мелочи (к тому же - увы! - за другим заметить гораздо легче, чем за собой).

Да вот, например, случай, как раз подпадающий под описанную энциклопудию: Жорж Ленотр. "Повседневная жизнь Парижа во времена Великой революции" (М.: Молодая гвардия, 2006), на французском титуле написано Gearges Lenotre ...
Придирка по пустяку, конечно. Мало ли, кто одну букву пропустил. (Хотя именно такие вещи в массе своей и есть печальные знаки небрежности современного книгоиздания.) "Прекрати, прекрати!" - одергиваешь себя. Все давно всё видели. Это всего одна буква.
Все, ни слова больше о буквах.

Profile

fille
mlle_anais
Анаис

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com