Анаис (mlle_anais) wrote,
Анаис
mlle_anais

Categories:
  • Mood:

Верховное существо и Мышиный король

Я совершенно ничего не знаю про балет... Но балетный сюжет, который подкрался незаметно, настолько меня изумил, что не могу не выставить его на всеобщее обозрение.

Речь пойдёт о балете "Щелкунчик". Точнее, о либретто, написанном Мариусом Петипа.
Вот какая есть про него история:
Судьба спектакля не задалась с самого начала. Затея принадлежала Мариусу Петипа. Россия тогда резко развернула внешнюю политику в сторону Франции, и ловкий Петипа, спеша за требованиями времени, решил отметить "Щелкунчиком" столетие Великой французской революции. Напихал в сценарий революционные гимны, танцы черни, палящие пушки, удары картечи и сделал папашу Клары и Фрица Председателем. Но вскоре его то ли спугнули, то ли он остыл сам: написал благонравный сценарий с елкой, феей Драже, розовыми морями и кисельными берегами... (Юлия Яковлева. "Орешки в шоколаде". Опубликовано в "Коммерсант Daily" 2001.02.14)

Попытка поискать какую-либо информацию на эту тему привели меня к тексту, про который, честно говоря, я даже не знаю, что и думать!

Нижеследующая цитата - коментарий Фёдора Васильевича Лопухова к балетмейстерским экспликациям Петипа, опубликованный в Книге "Мариус Петипа" (Л., 1971)

Я всегда хотел понять мастера Петипа. Но, полагаю, его искусство не может быть ни понято, ни объяснено, если, пусть приблизительно, не узнаны интеллект этого человека и думы, двигавшие им в творчестве.
Сохранившиеся записи по «Щелкунчику» приоткрывают его душу, хотя этого слова я не люблю. Что за причина заставила Петипа отказаться от постановки превосходной музыки Чайковского, к которой, кстати, тоже нельзя подходить со старыми музыкальными мерками? Попытаюсь дать этому свое объяснение, хотя проникнуть в суть материалов «Щелкунчика» - дело будущего.
В заметках мастера есть слова, мимо значения которых невозможно пройти. Отец героини Штальбаум назван в сказке Гофмана советником. А Петипа именует его председателем. Это слово, как известно, вошло в обиход в революционной Франции. Разве не странно, что Петипа использует его при разработке сказки о Щелкунчике? Но вот я переворачиваю страницу и нахожу фразу: «приют гармонии», которая перекликается с праздником «Высшего существа» Робеспьера, с робеспьеровскими мечтаниями о гармонии общества и природы, о добродетели и чувствительных, чистых сердцах! Несомненно, Петипа тяготеет к глубокому толкованию этой фразы. Потому что дальше, уже вне всякой связи с сюжетом «Щелкунчика», со сказкою, он намечает постановку дерзкой карманьолы, пляски народного восстания!
Может быть, это всего лишь случайность: мало ли что приходит в голову, когда мысль только начинает вертеться вокруг, темы! Нет. Обращаюсь к. еще одной разработк.е, где многое уже окончательно вызрело, и тут нахожу те же мотивы. Даже усиленные. Привожу эту запись Петипа целиком:


Приют гармонии
Дудочки (Может быть, уличный оркестр? - Ф. Л)
Толпа полишинелей (Прослойка? - Ф. Л)
Карманьола (?!)
Станцуем карманьолу! (Еще сильнее! - Ф. Л)
Да здравствует гул пушек! (Еще значительнее.- Ф. Л)
Паспье королевы
В добрый путь, милый дю Молле (слова из детской песенки, намекающие на бегство Карла Х в Англию. Песенка антиправительственного содержания.- Ф. Л.)

Вот тебе на! Всеволожский хочет в «Щелкунчике» угостить царский двор танцами в духе парижских феерий, а Петипа шагнул в «приют гармонии», в «карманьолу» и «В добрый путь, милый дю Молле» - это ли не значительно?
В набросках к «Щелкунчику» видна последовательность развития идеи, связанной с карманьолой. Линия карманьолы рельефно усилена: общая концепция балета представляется мне отголоском событий французской революции. Это мои догадки, но
покоятся они не на кофейной гуще, а на собственных записях Петипа. Может быть, «Щелкунчик» всколыхнул в старом мастере воспоминания далекого детства? Отец, конечно, рассказывал о революции, свидетелем которой он был. Отблеск ее Петипа почувствовал в Бельгии двенадцатилетним мальчиком. Не будем забывать, что сам он родом из города, давшего миру Марсельезу. Во всяком случае, в передначальных планах 2-й акт «Щелкунчика» представлялся не Конфитюренбергом, а карманьолой.
«Щелкунчик» очень труден. Тут вопрос не в том, как воплотить сюжет, а в том, как его трактовать. Нужно нырнуть в глубину. Иначе ничего не выйдет.
«Шелкунчик» - это размышление о жизни. Действие, где по одну сторону стоят Зильберхаузы, а по другую - оловянные солдатики, напрашивается на понимание людей как кукол, а кукол - как людей.
Жизнь чистая, светлая наступает после двенадцати часов, хотя это ночь,- так думает Гофман. Можно добиться радости, счастья, но для этого через зиму надо пройти, - так. думает Петипа. И в балет вводится «внезапно снежная буря». Л. Иванов хорошо поставил вальс снежных хлопьев, но, по моему мнению, слишком буквально - и прошел мимо замысла Петипа. У Гофмана сражение оловянных солдатиков с плюшевым войском мышиного короля - вполне реальный бой. В балете же солдатики должны появиться не нормально: их выталкивает трамплин - то есть сразу получается игра. Тогда можно, держась фабулы сказки-игры с безобидными мизансценами - танцами конфет, включить в «Щелкунчика» свои тайные мысли: «Станцуем карманьолу!» и «Да здравствует гул пушек!» Все очень глубокомысленно!
Конечно, Петипа понимал, что его фантазии в условиях Мариинского театра абсолютно неосуществимы. Карманьола есть карманьола - танец народного восстания, и доступ ей на императорскую сцену был закрыт. Поэтому, разрабатывая окончательный музыкально-сценический план балета, в котором учтены все пожелания господина директора, он выбросил то, что взволновало его поначалу.
Известно, что, проведя всю работу с композитором и дорожа сотрудничеством с ним, Петипа, тем не менее, отказался от постановки «Щелкунчика». Современники объясняли это смертью его любимой дочери и тяжелой болезнью, поразившей самого балетмейстера. Было ли это решающим моментом? Сомневаюсь. В последующие годы газеты сообщали, что Петипа намерен обратиться к «Щелкунчику». И все же он к. нему не притронулся, хотя этого желали и дирекция и родные Чайковского, недовольные постановкой Л.Иванова. Отказавшись от того, что его взволновало, Петипа утратил всякий интерес к спектаклю: он стал для него чужим.
Я снимаю с балетмейстера императорских театров парадный фрак с орденами, и тогда виден художник в его подлинном обличье, в сути сокровенных мыслей.


Я не могу понять, не является ли кое-что в вышеприведённом тексте глюком Лопухова, бывшего танцовщика императорского Маринского театра, а впоследствии руководителя балета Театра имени Кирова... Я не могу постичь, как протянул он ниточку между "приютом гармонии" и Верховным существом (что же до "воспоминаний детства", то, кажется, на самом деле не очень понятно, в каком году родился отец Петипа и что он мог помнить и видеть ;))... но карманьола, карманьола-то была!!! Представляю, что бы было, если бы Петипа дали свободу :))) Какую бы карманьолу написал Чайковский! Да это ж была бы натуральная диверсия в императорском театре! :))) Но если предположить, что это правда, то... то если бы замысел был осуществлён в таком виде, весь коллектив создателей балета "Пламя Парижа" мог бы отойти в сторонку и там нервно курить :)))
В общем, остаюсь в немом изумлении...
Tags: бывают странные сближенья, разное, революция
Subscribe

  • Смерть Марата-67

    Время от времени я нахожу всякое странное, фиксирую и складываю к себе в закрома, с расчётом, что оно сгодиться к определённой дате. А потом как-то…

  • Дерево свободы

    Я вернулась. Отпуск в целом удался ;) Главное, ради чего собственно ехали, мы осмотрели. Также я совершила некоторое количество "ритуальных…

  • M&M's :)

    Ну что, продолжим за куривших нечто творцов? :) *угрожающе* А раз никто Италию не хочет... ...то я найду способ поразжигать при помощи…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments