?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Редкая птица долетит до середины Днепра... Боюсь, редкая птица доберётся до конца этого поста: очень длинная вышла история ;) Впрочем, я давно обещала кое-кому её рассказать.

История эта, наделавшая некоторого шума, произошла на севере Франции, в провинции Артуа, в начале 1780-х годов и выросла в знаменитое судебное разбирательство из банальной соседской склоки.
Знать об этом деле должен был и сам Бенджамин Франклин, изобретатель громоотвода, из-за которого всё и приключилось, – как минимум трое из непосредственных участников процесса отправили ему по письму ;)

Бенджамин Вест (1738-1820) "Бенджамин Франклин, притягивающий электричество с небес"


Пожалуй, с этого мы и начнём.

Итак, в декабре 1782 года находившийся во Франции Франклин получил жалобное и несколько сумбурное письмо из города Сент-Омер – видно было, что автор письма переживает – то ли из-за всего, с ним случившегося, то ли оттого, что пишет письмо знаменитому учёному ;)
Говорилось в этом письме буквально следующее:

Сударь,
Можно ли было вообразить, что, последовав за Вами по тому пути, на котором Вы совершили столько удивительных дел на благо человечества, я поимею серьёзную тяжбу с соседями, согражданами и даже местными судебными властями, строго обязавшими меня снять не позже, чем через 24 часа, мой громоотвод как одно из опаснейших изобретений!
Это поразительное решение вызвало необычайное волнение среди людей необразованных и подвергло моё жилище неожиданным и оскорбительным нападкам, как Вы сам сможете убедиться из Записки, которую мой адвокат обязался прислать Вам. Это знак почтения, которое я считаю себя обязанным выразить Автору изобретения, столь прославленного во всём свете, но вызвавшего такой страх в Сент-Омере и, однако, теперь признанного людьми образованными. – Надеюсь, Вы не рассердитесь, если я вкратце изложу здесь те горести и хлопоты, которые мне пришлось претерпеть. Всё началось с одной соседки, которая прежде уже кляузничала на меня по поводу стены, разделяющей наши сады, и которая в женском кругу преувеличивала опасность изобретения, внушая мысль, что клинок намагничен и наэлектризован и что с его помощью я притягиваю молнии на весь город, подвергая жителей опасности сгореть и погибнуть под руинами их собственных домов.
А потому они решили, что нужно представить в Магистрат запрос с целью уничтожения столь опасной машины.
Ничтожный и слабовольный супруг одной из соседок стал тайным разносчиком сведений, чтобы собрать подписи: 7 или 8 человек согласились после угождений или докучений, тогда как дамы и двое его дядьёв отказались подписывать. – У ближайшей соседки был брат эшевен, такой же боязливый, как она; в сопровождении шумного распорядителя вопросами жизни и смерти, уверяя, что у женщин могут случиться выкидыши, при участии прочих боязливых они склонили чашу весов Фемиды к уничтожению всего аппарата: примечательное решение! вынесенное вопреки мнению лучших умов, которые всегда в меньшинстве в наших собраниях.
И хотя я, разумеется, воспротивился этому решению, оно, несмотря на то, что в защитительной речи упоминались выдающиеся и уважаемые люди, как, например, Вы, было всё равно подтверждено, ввиду того, что, как было сказано, "речь идёт о правопорядке, спокойствии и общественной безопасности".
Столь громоподобное решение потрясло умы несведущего большинства: люди собирались толпами, мне угрожали, и, как говорится в Записке моего адвоката, в таком печальном положении, покинутый всеми, я написал многим Академикам и хорошим физикам, чтобы знать, на что мне рассчитывать, - отовсюду получил я слова утешения, особенно из Дижона, как показывает благоприятное мнение этого учёного Общества.
Многие талантливые писатели великодушно предлагали составить Записку по моему делу, особенно господин Бюиссар, который смотрит на это дело как на своё личное и который достойно исполнил эту задачу. – Однако, чтобы вернее уладить дело, потребовалось заключение известных парижских адвокатов.
Этого заключения, которое было в начале лучше, чем под конец, ибо страхов в народе уже не было, пришлось ждать почти целый год. Господа адвокаты из Арраса в своём, последовавшем за этим, заключении исправили этот конец, который был мне не по вкусу.
Записка была, наконец, напечатана и о её выходе объявлено в 1782 году. – Один из самых красноречивых ораторов Арраса взялся представить дело в суде, я жду этого суда с известным нетерпением, вот каковы мои дела.
Поскольку Вы, сударь, сострадательны к притесняемым, надеюсь, Вы снисходительно простите меня за столь длинное Послание, которое излагает вкратце горести и хлопоты несчастного пострадавшего от крючкотворства, который имеет честь уверить Вас, что его доверие и восхищение Вашими талантами ничуть не меньше того уважения, которое он к Вам испытывает.
Сударь,
Остаюсь Вашим покорнейшим и преданнейшим слугой,
Де Виссери де Буа-Вале,
Проживающий на улице Цветочного рынка.
Сент-Омер, 10 декабря 1782 года.


Вы что-нибудь поняли? :)) Думаю, и Франклин не всё понял из этого эмоционального послания (если вообще читал его). Однако же вся эта почти сюрреалистическая история – чистая правда.
Автор послания, восьмидесятилетний (!!!) Шарль-Доминик де Виссери де Буа-Вале, адвокат из города Сент-Омер, физик-любитель, принадлежал, видимо, к породе людей, которые никогда не переведутся на свете, – он был изобретатель-энтузиаст. "Природа и воспитание внушили господину де Виссери де Буа-Вале страсть к наукам, а изрядное состояние дало ему средства эту страсть удовлетворить", как скажет потом в суде его адвокат :) Изобретения его канули в лету, мы никогда не узнаем, что же такое он там придумал, чтобы "защитить сразу всю королевскую армию" и каково было устройство, позволяющее целый год сохранять питьевую воду (к атомной войне готовился? :)))). Такие люди бывают нрава неудобного. Возможно, Шарль-Доминик был беспокойным соседом, возможно, ему соседка склочная попалась, возможно, и то и другое одновременно ;)
Так или иначе, Виссери, узнав об изобретении господина Франклина, поспешил, как обычно, для блага сограждан, применить полученные знания на практике. И вот в мае 1780 года на крыше его дома появился громоотвод.
При устройстве громоотвода Виссери, вероятно, руководствовался книгой аббата Тоальдо "Заметки о громоотводах для предохранения зданий от молнии", переведённой на французский с итальянского Барбье де Тинаном, с его комментариями и дополнениями.

Громоотвод на обсерватории в Падуе. Иллюстрация к книге Барбье де Тинана


Громоотвод Виссери был устроен так: над крыше его дома был водружён золочёный клинок длиной около 80 см, крепившийся к металлическому штырю около пяти метров высотой, установленного у каминной трубы и выступавшего над трубой метра на полтора. В том месте, где к штырю крепился клинок, на штыре находился флюгер с шаром, из которого торчали молнии. Металлический прут уходил в жестяную воронку, откуда выходила труба, спускавшаяся по стене соседского дома и ведшая к колодцу перед домом самого Виссери, из этой трубы в колодец спускался металлический стержень и уходил под воду….
Золочёный клинок, очевидно, привлекал внимание, но внимание соседки не могло не привлечь то, что заземление громоотвода спускалось частично по стене её дома. Уж не знаю, как наш любитель физики объяснял согражданам, для чего нужна эта странная конструкция, но поняли они одно: это лезвие, с вызовом направленное в небеса, притягивает молнию. А дальше всё было так, как описывает Виссери в письме Франклину – соседи собрали подписи, подали жалобу…
И месяца не простоял громоотвод, как на пороге дома Виссери появился бальи Жак Валур (кстати, отец одной из боязливых соседок, мадам Аделаиды Реньяр-Дебюсси), чтобы объявить пожилому адвокату о решении эшевенов Сент-Омера, вынесенном 14 июня.
В этом решении говорилось: "… виду того, что господину Виссери де Буа-Вале было угодно установить над своим домом громоотвод для привлечения молнии в надежде, что, поскольку этот громоотвод ведёт в колодец у дома господина де Виссери, молния сможет спуститься по нему и утонет в колодце; что физический опыт, который желает провести господин Виссери, опасен сам по себе и посеял тревогу по всей округе, тем более, что господин Виссери, не являясь, возможно, выдающимся физиком, мог ошибиться в размерах своей машины, что может повлечь самые нежелательные последствия; что различные физики, такие, как знаменитый Бернулли и другие, погибли от удара молнии, ставя подобные опыты; и что господин де Виссери может привлечь огонь с неба на головы своих соседей…" эшевенам Сент-Омера угодно приказать господину Виссери снять машину, о которой идёт речь.
Тщетно Шарль-Доминик Виссери пытался объяснить Валуру, что громоотвод безопасен и полезен – тот отвечал, что ничего не понимает и вообще просто выполняет возложенное на него поручение.
Тогда Виссери воспротивился официально. И вот тут о его устройстве заговорил уже весь город. Публика сбежалась в Ратушу, где в присутствии адвоката и прокурора обсуждался вопрос о громоотводе. Увы! Повторное решение эшевенов, вынесенное 21 июня, гласило, что господин Виссери должен исполнить постановление и убрать "электрическую машину, или громоотвод", а если он сам этого не сделает, то это имеет право сделать Валур (причём все расходы, в любом случае, понесёт сам Виссери), ибо речь идёт о "правопорядке и общественных спокойствии и безопасности".
Такое решение, очевидно, породило среди жителей Сент-Омера волнение более сильное, чем первоначально сама конструкция на крыше любителя физики – раз эшевены дважды признали эту штуку опасной, значит есть о чём беспокоиться! У дома Виссери стала собираться агрессивно настроенная публика, угрожавшая забросать его жилище и адскую машину камнями.

Беспорядке в Сент-Омере у дома Виссери (гравюра из первого тома "Чудес науки" Луи Фигюйе, 1867 год)

(Кстати… не хочу сказать ничего плохого, но у меня в альбоме в ЖЖ это картинка номер 1780… бывает…)

Когда дело запахло насильственным свержением громоотвода, Виссери пришлось подчиниться. 23 июня громоотвод был снят. (Правда, потом, в письме своему адвокату, Виссери признался, что вместо золочёного клинка приладил на крышу штуку поменьше размером, и тем обманул бдительность соседей ;))
При этом устройство громоотвода было задокументировано, и обиженный властями поборник прогресса обратился за консультациями в Академии Дижона и Арраса, приложив описание и чертёж своего громоотвода, ибо он решил опротестовать решение властей Сент-Омера в суде. Дело медленно расползалось за пределы Сент-Омера…
Академия Дижона прислала Виссери заключение, гласившее, что его громоотвод установлен с соблюдением всех правил. (Внимание! Провинциальные академики выдали заключение только по описанию – самого громоотвода Виссери никто из них в глаза не видел – в один прекрасный момент это окажется важным).
Что же до Аррасской Академии… В 1780 году очередным директором Академии в Аррасе был сорокатрёхлетний адвокат Антуан-Жозеф Бюиссар, который не мог не заинтересоваться этим делом, потому что сам был физиком-любителем. И довольно серьёзным – он состоял не только в Арраской и Дижонской Академиях, но и в парижском Королевском Медицинском Обществе и был постоянным корреспондентом физического журнала.
Именно Бюиссар и стал адвокатом Виссери, подавшего апелляцию в Совет Артуа.
Позвольте – спросите вы, – а где же господин де Робеспьер? Ну где… Пока ещё в Париже, заканчивает свою учёбу, проходит практику… ;)
Бюиссар развил бурную деятельность, вступив в переписку с физиками и основательно изучая материалы. Один из его корреспондентов, метеоролог Луи Котт из Монморанси, писал ему о судьях из Сент-Омера, что те "кажется, живут в XIV веке". Сам Котт, судя по всему, тоже был владельцем громоотвода. Не без иронии сообщал он Бюиссару: "Я установил в прошлом году подобный предохранительный громоотвод здесь над одним частным домом; о нём не говорят; наоборот, все считают себя в безопасности; стрелы, сверкающие в грозовых облаках, представляют зрелище, которое всех развлекает, но не пугает; а когда молния упала в Монморанси, она ушла в водоём, которого стоит опасаться куда больше, нежели громоотвода.
Если кто-нибудь захочет устроить у себя в саду водоём, я посоветовал бы физику, который установил громоотвод, в свою очередь подать жалобу с требованием этот водоём осушить; такое решение было бы более обоснованно, чем то, которое велит уничтожать громоотводы…".
У Котта Бюиссар и поинтересовался, не выдаст ли парижская Академия наук заключение по поводу громоотвода из Сент-Омера. И Котт обратился к непременному секретарю Академии – Кондорсе. Причем не один раз обратился – в ноябре-декабре 1780 года он отправил Кондорсе как минимум четыре письма. 10 января 1781 года от Кондорсе пришёл наконец ответ: раз Дижонская Академия высказала свое положительное мнение о громоотводе, Парижская этого делать не будет, разве только по специальному требованию суда (Совет Артуа так и не обратится в Парижскую Академию с таким требованием, что тоже в итоге будет иметь некоторые последствия). А кроме того, Кондорсе указал, что было бы уместнее не вести приватные консультации по переписке, а опубликовать разъяснительную Записку по делу, написанную с участием физиков и подписанную адвокатом.
За написание оной и принялся теперь Бюиссар.
Переписка о громоотводах продолжалась. В процессе выяснялись всякие занятные сведения. Так, Бюиссар обратился к аббату Пьеру Бертолону, члену Академии Монпелье, с вопросом о том, сколько всего во Франции громоотводов (когда они были установлены, писали ли о них газеты). Согласно сведениям, полученным им от Бертолона, громоотводов во Франции в тот момент было всего 10: один над аббатством в Валансе, два в Дижоне (на здании Дижонской академии и одной из церквей), один в Бург-ан-Брессе, один – в усадьбе Вольтера Ферней, один – на доме шевалье Мареля в Анжу и четыре – в Лионе (причём все четыре установлены самим Бертолоном :)).
Бюиссар собирал информацию, не все корреспонденты спешили с ответом… Но вот летом 1781 года его Записка была готова. И автор отослал её а Париж, чтобы получить заключение столичных специалистов. Ответа пришлось ждать долго. Виссери нервничал: он был уже немолод и, видимо, нездоров – он банально боялся, что умрёт раньше, чем дождётся победы своего дела…
Заключение парижских адвокатов (за подписями Тарже, Анри, Польвереля и Лакретеля) Бюиссар получил только в мае следующего, 1782 года. А в сентябре – второе заключение, от аррасских адвокатов Брюнеля, Лекуанта, Ледюка и Демазье. Оба эти заключения Бюиссар издал вместе со своей Запиской – на средства господина Виссери (парижские корреспонденты не только задержали ответ, но как-то позабыли ненароком вопрос о расходах на публикацию). Впрочем, господин Виссери, прежде чем дать денег на публикацию, прочитал сочинение своего адвоката, и даже настаивал на внесении правок, кроме того – не слишком ли длинной вышла записка господина Бюиссара?... да, видимо, господин Виссери был нелёгким клиентом ;)
В печатном виде Записка Бюиссара заняла 96 страниц (правда, небольшого формата, но всё же). И это было сочинение скорее физическое, нежели юридическое.
Основная работа была проделана. Теперь можно было со всем этим – и в суд.
Антуан-Жозеф Бюиссар мог позволить себе не выступать в защитительной речью в суде – он воспользовался существовавшей практикой, и возложил эту обязанность на младшего коллегу. Судя по письму Виссери Бюиссару, в октябре 1782 года он уже поставлен в известность о том, что в суде речь в его защиту будет читать Максимильен Робеспьер. Бюиссар доверил собранные и подготовленные им материалы адвокату совсем молодому – Максимильену Робеспьеру было тогда 24 года. Буквально год назад он вернулся в родной Аррас после 12 лет учёбы в Париже (Бюиссар уже вовсю писал свою Записку, а Робеспьер и вовсе не знал ещё, что это дело его поджидает), и в ноябре 1781 года принёс присягу, а в январе 1782 впервые выступил в качестве адвоката в суде. Впрочем, в марте 1782 он стал судьёй епископального суда… в общем, у молодого человека были все шансы сделать прекрасную карьеру – и нужные связи, и блестящее столичное образование. Всё, что этот молодой человек сделал "не так" и "не как все нормальные люди" ;) он сделал своими руками, совершенно сознательно, находясь в здравом уме… Но это я куда-то уклонилась ;)))
Так вот, в это время они и подружились – Робеспьер и Бюиссары (Антуан-Жозеф и его жена, дама, судя по всему, яркая и энергичная). Несмотря на значительную разницу в возрасте – Антуан-Жозеф Бюиссар был старше Максимильена на 21 год – это была дружба до смерти… до смерти Робеспьера: Бюиссар переживёт своего младшего товарища на 26 лет… Но это всё когда будет! А сейчас Бюиссар передаёт Робеспьеру свои материалы для подготовки речи. (Разумеется, злые языки поговаривали, что в выборе коллеги без мадам Бюиссар не обошлось… но этого мы точно никогда не узнаем ;))
Итак, первое заседание по делу состоялось 17 мая 1783 года (не прошло и трёх лет! К тому времени бальи Валур, передавший Виссери решение эшевенов и отец злокозненной соседки, успел скончаться).
Перед судом стороны предстали в таком составе:
Господин Деробеспьер – представитель Господина Шарля-Доминика Девиссери де Буавале
Противная сторона: господин Бланкар – представитель Луи-Эдуарда Реньяра-Дебюсси и Аделаиды Валур, его супруги; королевский прокурор, господин Фоасье де Рюзе. Заочно - мадам Фагель, вдова бальи Валура.
Поскольку Виссери отказался от претензий к вдове и супругам Реньяр-Дебюсси, реально "противной стороной" оказался только прокурор. Вероятно, лично господин Фоасье де Рюзе против громоотвода ничего не имел – выступать против в данной ситуации ему было по должности положено ;)
Итак, 17 мая на заседании суда Робеспьер прочитал первую речь в защиту господина де Виссери де Буа-Вале, написанную на основании Записки Бюиссара. Да, текстуально Записка и речь, видимо, в основном совпадают, иначе и быть не могло, но была одна тонкость. И называлась она стратегия защиты ;)
Бюиссар действительно написал свою Записку скорее о вопросах физики – его интересовали два вопроса: безопасны ли громоотводы, и правильно ли был устроен громоотвод Виссери. Его задача была – доказать, что решение, вынесенное эшевенами Сент-Омера, неверно, ибо с громоотводом Виссери всё в порядке, а кроме того (и вот это уже момент сугубо юридический) и вовсе незаконно: они вообще не имели право выносить решение о снятии громоотвода, ибо не им решать. Вопрос о громоотводе – дело учёных, а не судей.
Робеспьер пошёл другим путём. Совет Артуа имеет право принять решение о громоотводе самостоятельно. Ибо что тут доказывать? Нет никакой необходимости производит специальное исследование о пользе громоотводов – доказательства у нас перед глазами: громоотводы стоят по всей Европе и Америке и признаны повсюду, кроме Сент-Омера (однако, позор для просвещённой нации!), никаких специальных доказательств того, что это полезное изобретение, не требуется – практика – лучшее доказательство. И незачем отправлять господина Виссери за консультацией в Парижскую Академию наук – это не только лишние траты, есть ведь заключение Дижонской академии (а в Дижоне благополучно стоят громоотводы ;)).


Максимильен Робеспьер, адвокат (картинка бессовестно позаимствована у eleonored)


В общем, после первой речи о пользе громоотводов, на втором заседании, 24 мая, с ответной речью выступил прокурор. Он, как положено, усомнился в действенности громоотвода и продолжал настаивать на экспертизе (дело дошло до выяснения вопроса о том, как такая большая домомучительница помещается в такой маленький ящик не может ли выйти так, что молния не поместится в громоотвод? :))))
На что на третьем заседании, 31 мая, последовала вторя, ответная речь адвоката в пользу громоотвода господина Виссери, в коей рассеивались сомнения прокурора относительно громоотводов (не может ведь быть, чтобы "то рвение, с каким столько правителей и наций вводят в обиход громоотводы" было "общим заговором с целью привлечь на людей все молнии с небес" :)) И то правда – вон, как часты грозы в Америке, и не поубивало ведь всех американцев молниями, хотя громоотводы у них в ходу :)). Что же до экспертизы… "все физики, все академики, весь мир" – вот наши эксперты, каких же ещё экспертов вам надо? Громоотвод – не новая диковина, ради которой надо проводить специальную экспертизу, а признанное учёными изобретение, чья польза уже доказана… Совет Артуа должен отменить решение эшевенов на благо науки и просвещения.
(В ходе расследования, кстати, выплыли и всякие мелочи – например Бернулли эшевены Сент-Омера напрасно одним росчерком пера убили молнией ;) С другой же стороны, коснувшись сложных случаев, Бюиссар помянул в своей Записке Рихмана, погибшего во время опытов с электричеством, и перенёс отчего-то сей случай из Петербурга в Москву. А потом то ли ему вовремя на ошибку не указали, то ли он не успел исправить… в общем, так Рихман с Москвой от Бюиссара к Робеспьеру в речь и перекочевал ;)))
Думаю, зрителям было весело :)))
И вот ведь, что занятно… Видимо, в той ситуации это был единственно верный путь к кратчайшему благополучному разрешению дела. Ибо, честно говоря, все наши милые герои на самом деле не до конца представляли себе, как именно работает молниеотвод ;) И поэтому строить защиту на чисто научных доказательствах было опасно ;) Была ли возможность того, что суд оказал бы Виссери в восстановлении громоотвода? Маловероятно. Возможно другое – суд мог бы принять то самое решение о повторной экспертизе громоотвода членами парижской Академии. И тогда господин Виссери мог и не дожить до окончательного решения своего дела.
В общем, 31 мая суд вынес решение о том, что он "разрешает стороне господина Деробеспьера восстановить громоотвод, о котором шла речь, вручает стороне господина Бланкара акт о том, что сказанная сторона господина Деробеспьера отказывается от претензий как по отношению к ним, так и по отношению к отсутствующей стороне [вдове Валур], вследствие чего возвращает им затраченные средства, приговаривает сказанную сторону господина Деробеспьера к уплате затрат…" Да, дорого обошёлся господину Виссери его громоотвод…
У Виссери испросили средств на издание речей его адвоката. Упрямый Виссери, как и в прошлый раз, хотел сначала прочитать их… Памятуя о том, как он порывался вносить правки и сокращать Записку Бюиссара, адвокаты послали третье лицо уговаривать Виссери ;) Денег на публикацию речей Робеспьера Виссери дал, обе речи были опубликованы. Робеспьер даже послал одну из них вместе в письмом Франклину… Ни о какой реакции Франклина ни на одно из писем участников этого процесса неизвестно. Письма уехали в Франклином в Америку, там, в архивах, лежат и по сей день.
Робеспьер уговаривал Виссери не спешить с повторным установлением громоотвода, подождать, пока всё успокоится... Но разве мог Виссери послушаться? Он ждал слишком долго (не говоря уж о том, что неутомимый и, видимо, действительно непростого характера адвокат мог просто не послушаться мальчишку на пятьдесят с лишним лет его моложе ;)). 31 июля громоотвод был водружён на прежнее место. И что вы думаете? В городе опять начались волнения! На этот раз до дома Виссери, кажется, долетело несколько камней. Впрочем, вряд ли кто-то уже всерьёз боялся громоотвода – скорее над упёртым физиком смеялись, даже сочинили песенку, в которой выставляли его сумасшедшим…
А потом возник уже совершенно гротескный персонаж – некий горбатый торговец овощами по прозвищу Бобо, обитавший в убогой хижине, который… опротестовал решение Совета Артуа, утверждая, что опасается, как бы молния, привлечённая громоотводом, не нанесла ущерб его жилищу… Совет отклонил в апреле 1784 года протест, однако Робеспьер при переиздании своих речей в пользу господина Виссери не мог не вставить в них иронический пассаж о Бобо, опасавшемся за свои убогие пенаты…
Провинциальный любитель физики недолго наслаждался полной и окончательной своей победой. 19 июля 1784 года Шарль-Доминик де Виссери де Буа-Вале скончался в возрасте 81 года.
И однако… история на этом не закончилась. Ибо Виссери позаботился о стоившем ему столько сил (и средств) чуде науки. Он озаботился дальнейшей судьбой громоотвода в своём завещании. Он распорядился, чтобы те его наследники, которым отойдёт дом, не снимали громоотвод, более того, позволил продавать его только при условии, что новый владелец также сохранит громоотвод на прежнем месте… более того, на поддержание громоотвода должна была ежегодно выделяться сумма в 12 ливров…
Завещание привело наследников в некоторое замешательство, ибо подобное условие затрудняло продажу дома. И однако покупатель нашёлся. Но сохранение громоотвода в его планы не входило. И он, изучив, вероятно, материалы дела, нашёл лазейку. То самое отсутствие экспертизы парижской Академией наук. Он получил у властей разрешение на проведение экспертизы. Впрочем, обращаться в Академию наук он тоже не стал – он нашёл где-то, очевидно, неподалёку, двух офицеров инженерных войск, которые, осмотрев громоотвод, дали заключение о том, что установлен он неверно и в таком состоянии пребывать на прежнем месте не может… И громоотвод был тихонько снят. Так печально закончилось это почти курьёзное дело. Возможно, адвокаты Виссери так и не узнали о том, что злополучного громоотвода не стало…

Comments

( 36 comments — Leave a comment )
milij_rizhik
Oct. 1st, 2009 07:17 am (UTC)
Я, конечно, как обычно, на стороне "неудобных". Бедный, бедный Виссери!
Но какая смешная и трогательная история!
mlle_anais
Oct. 1st, 2009 03:53 pm (UTC)
Я подозреваю, что несчастный Виссери сам виноват ;)
А история и правда - настоящий провинциальный сериал! Я же говорю - у них там весело было!
(no subject) - milij_rizhik - Oct. 1st, 2009 03:59 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mlle_anais - Oct. 1st, 2009 04:15 pm (UTC) - Expand
(no subject) - milij_rizhik - Oct. 1st, 2009 04:17 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mlle_anais - Oct. 1st, 2009 04:18 pm (UTC) - Expand
(no subject) - milij_rizhik - Oct. 1st, 2009 04:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mlle_anais - Oct. 1st, 2009 04:27 pm (UTC) - Expand
(no subject) - milij_rizhik - Oct. 1st, 2009 04:28 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mlle_anais - Oct. 1st, 2009 04:33 pm (UTC) - Expand
(no subject) - milij_rizhik - Oct. 1st, 2009 05:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mlle_anais - Oct. 1st, 2009 05:39 pm (UTC) - Expand
(no subject) - milij_rizhik - Oct. 1st, 2009 06:36 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mlle_anais - Oct. 1st, 2009 06:56 pm (UTC) - Expand
(no subject) - milij_rizhik - Oct. 1st, 2009 07:02 pm (UTC) - Expand
babs71
Oct. 1st, 2009 07:32 am (UTC)
Забавная история. Спасибо.
mlle_anais
Oct. 1st, 2009 03:56 pm (UTC)
Французская старорежимная провинциальная мыльная опера ;) А в Париже в это время дамы ходили с громоотводами на шляпах в честь Франклина :)))
michletistka
Oct. 1st, 2009 12:12 pm (UTC)
ну вот, наконец-то я знаю эту историю целиком и в лицах!
Однако. соседка могла справедливо опасаться громоотвода, если брала воду из колодца! ;)
mlle_anais
Oct. 1st, 2009 03:58 pm (UTC)
Ну, если она с большим металлическим ведром на цепи в грозу шла на колодец к дому Виссери... А может, он того и хотел??? :) Кажется, они сильно друг друга достали ;) Хотя на её месте многие бы забеспокоились - сама посуди - каково это, когда эдакий вот, который изобретает средство для защиты сразу всей армии, по стенке твоего дома протягивает какую-то фиговину? :)
(no subject) - michletistka - Oct. 1st, 2009 03:59 pm (UTC) - Expand
(no subject) - mlle_anais - Oct. 1st, 2009 04:07 pm (UTC) - Expand
ninette_b
Oct. 1st, 2009 03:54 pm (UTC)
Очень интересно, спасибо. Забавно, что громоотводы тогда не заземляли, а опускали в воду. Или это только у господина Виссери было так? ))
И Робеспьер - молодец, сумел с таким заковыристым делом справиться! ;)
mlle_anais
Oct. 1st, 2009 04:06 pm (UTC)
Заземляли вполне. Рекомендации (у того же Барбье де Тинана) утверждали, что всё равно, куда - в землю или в воду. А тут как раз был подходящий колодец.
Мне страшно жаль, что я не видела сочинения Бюиссара целиком - хотя бы для сличения текстов ;) Это ведь была, наверное, просто картина маслом - Бюиссар объясняет Робеспьеру, как устроена молния :))))
lenarudenko
Oct. 1st, 2009 05:20 pm (UTC)
Вот изучаю твой труд :) Не думала, что это такая сложная тема :) А Робеспьер тут - "звезда" :)
Очень оформление нравится. особенно портрет адвоката :)
mlle_anais
Oct. 1st, 2009 06:35 pm (UTC)
Они все тут прекрасны! Но, в общем, да, думаю, какое-то время после процесса он именно так себя и чувствовал :)))
tecca
Oct. 1st, 2009 09:56 pm (UTC)
Читаю :-)). Сорри, поздно в Инет выбралась.
mlle_anais
Oct. 2nd, 2009 09:30 am (UTC)
Лучше поздно, чем никогда! (сказал Шарль-Доминик Виссери, и поставил свой громоотвод обратно :)))))
eleonored
Oct. 2nd, 2009 05:25 am (UTC)
Очень вкусно рассказанная история;)

А ту книгу в Питере не нашли? - в Ленинке она в двух изданиях - и оба экземпляра в Химках - кажется, я писала об этом...
eleonored
Oct. 2nd, 2009 06:44 am (UTC)
Кстати - история про то, что среди выступавших против (этого) громоотвода был доктор Марат - оказалась байкой?
(no subject) - mlle_anais - Oct. 2nd, 2009 09:37 am (UTC) - Expand
(no subject) - eleonored - Oct. 2nd, 2009 04:38 pm (UTC) - Expand
phirielle
Oct. 2nd, 2009 07:09 am (UTC)
Кумушкам в Артуа определённо не приходилось жаловаться на отсутствие материала ;)
Переводчику и пересказчику - респект!
mlle_anais
Oct. 2nd, 2009 09:39 am (UTC)
Благодарствую!
Там не только кумушкам, там вся провинция уже на ушах стояла, спасибо Бюиссару... А родственники новой звезды аррасской адвокатуры его после этого резко в гости пригласили (и неосторожно оставили наедине со сладкими пирогами :))))
catherine_catty
Oct. 3rd, 2009 04:11 pm (UTC)
Дивная история, спасибо.
А что имелось в виду: "Этого заключения, которое было в начале лучше, чем под конец, ибо страхов в народе уже не было, пришлось ждать почти целый год."?
mlle_anais
Oct. 4th, 2009 05:28 am (UTC)
А в этом заключении говорилось о том, что народ боится новоых полезных научных изобретений, а к тому моменту, когда заключение попало к Бюиссару, народ уже не боялся, а смеялся ;), так что это было неактуально. А аррасские консультанты о народе уже не писали, а в основном о решении эшевенов. Вот что имел он в виду :)

P.S. Всё долженствующее передано нате лично в руки, к величайшему её удовольствию! Готовимся сыграть в дурачка :)))
(no subject) - catherine_catty - Oct. 4th, 2009 06:34 am (UTC) - Expand
( 36 comments — Leave a comment )

Profile

fille
mlle_anais
Анаис

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com